Новости

Выступление Губернатора области Евгения Савченко на VIII Съезде членов ассоциации «Совет муниципальных образований Белгородской области»

28 августа, среда

Уважаемые делегаты и участники съезда! Дорогие друзья!

Позвольте мне сердечно поприветствовать вас на VIII съезде ассоциации «Совет муниципальных образований Белгородской области». Из года в год мы убеждаемся, что Совет муниципальных образований – структура стратегически важная, нужная и необходимая. Совет координирует и обеспечивает конструктивное взаимодействие различных уровней власти. Ассоциация становится экспертной площадкой по выявлению, обсуждению проблем и поиску путей их решения. Этому посвящен и сегодняшний съезд, в чем мы уже убедились. Кроме того, здесь совершается обмен передовым опытом, что очень и очень важно само по себе.

Хочу поздравить вас также с 10-летием принятия закона о местном самоуправлении и поблагодарить за важную, нужную работу, которую вы ежечасно выполняете.

Уверен, что сегодняшняя встреча позволит объективно проанализировать текущую деятельность и наметить дальнейшие перспективы совершенствования нашей работы.

Позвольте мне в начале выступления охарактеризовать социально-экономическую обстановку в области. Наша экономика находится в непростой ситуации. Она интегрирована и в глобальную мировую экономику, и в российскую. Конечно, те процессы, которые происходят вокруг, сложности и трудности сказываются на экономическом самочувствии субъектов крупного, среднего и малого бизнеса нашей области.

Если попытаться образно представить экономику региона, то мы увидим два слоя. Первый, который зависит от мировой конъюнктуры, спроса и цен, – это горнодобывающая промышленность, металлургический комплекс, частично машиностроительный. Они сегодня переживают не самые лучшие времена. Я не хочу сказать, что это кризис конца 2008-2009 годов, но это непростая ситуация. Мы видим падение объемов производства, выручки, доходности этих предприятий и уменьшение в 2-3 раза прибыли. А основной налог, который мы получаем от этих предприятий, – это налог на прибыль. Второй слой, он менее уязвим и более защищен от влияния внешней конъюнктуры, – это обрабатывающий комплекс, сельское хозяйство, малый бизнес, вся сервисная экономика. Хотя уязвимость – понятие относительное. Вступление России в ВТО повысило риски в целом перед всей нашей экономикой: и той, которая была сориентирована на внешний рынок, и той, которая на внутренний, на областной. И это мы видим на уменьшении доходности сельскохозяйственных предприятий. Должен прямо сказать, что первый квартал и конец прошлого года все наши крупные агрохолдинги работали практически в убыток. Благодаря тому, что у них был «подкожный жирок», они выжили. Сегодня несколько улучшается конъюнктура, но она еще остается непростой.

Индекс промышленного производства, к сожалению, фактически остался на уровне прошлого года – 99,8%.

В сельском хозяйстве по объемам производства дела обстоят лучше. Уже завершена уборка зерновых культур. Несмотря на незначительное по сравнению с прошлым годом уменьшение площадей посевов ранних зерновых, их получено больше прошлогодних объемов, урожайность выше где-то на 2,5 центнера. Намолоты зерна по ранним зерновым выше уровня прошлого года на 220-230 тысяч. Кроме того, хорошие показатели у поздних культур: это кукуруза на зерно (мы планируем получить ее не менее 600-700 тысяч тонн), соя, она дает самую высокую доходность с 1 гектара. 2 тонны сои с гектара по объему выручки равносильны 10 тоннам пшеницы. Но пшеницы мы, к сожалению, столько не получаем. Даже в Краснояружском районе, где у нас самая высокая урожайность по пшенице и вообще по ранним зерновым, мы получаем 55 центнеров с гектара, что не дотягивает по доходности до сои.

Мы ожидаем неплохие урожаи сахарной свеклы, несмотря на то, что площадь ее посева уменьшилась. Эти сокращения плановые, они нужны для того чтобы обеспечить получение достаточного количества зерновых культур: для полного удовлетворения потребности в них мы должны выращивать не менее 3,5 млн тонн. К этой цифре мы последовательно стремимся. В текущем году, наверное, подойдем к 3 млн тонн, остальное пока приходится закупать.

В животноводстве завершены почти все крупные инвестиционные проекты по производству мяса птицы и свинины. Сейчас идет освоение вновь введенных мощностей, завершение фазы строительства. В этом году мы обеспечим рост порядка 150 тысяч тонн и приблизимся по производству мяса птицы и свинины к 1,5 млн тонн. На этом мы останавливаемся. Наша задача – сохранить этот уровень производства на будущее.

Неплохо работает молочная отрасль, несмотря на спад в целом по России на 5% в связи со снижением поголовья, очень острой конкуренцией с белорусскими товаропроизводителями, которые вступили в Таможенный союз и свободно распространяют свою продукцию на территории Российской Федерации. Наши товаропроизводители, я считаю, достойно конкурируют.

Конъюнктура по молоку складывается неплохо. Стоимость литра молока в 15-16 рублей позволяет вести рентабельное производство. Мы наметили целый ряд проектов в молочном животноводстве. Но больше всего уповаем здесь на развитие сельского предпринимательства, особенно в части замещения товарного свиноводства в соответствии с теми мероприятиями, которые были проведены по предупреждению заболевания АЧС. Мы создали специальную комиссию и надеемся на ваше активное участие в том, чтобы помочь 200-300 предпринимателям, которые потеряли, по сути, свой бизнес. Мы должны обеспечить его замену не менее доходным, равноценным, а может быть даже более прибыльным бизнесом.

В развитии агропромышленного комплекса область ни в коем случае не будет останавливаться. На днях была принята Стратегия развития сельского хозяйства, сейчас она активно обсуждается. Я прошу вас принять участие в этой дискуссии. В документе мы предусматриваем целый ряд направлений экономического роста. В Старооскольском округе, к примеру, складывается очень хорошая перспектива. Здесь наблюдается профицит по газу, чего нельзя сказать о большинстве районов нашей области, профицит по электрической энергии, здесь много земли, находящейся в областной собственности. Мы сейчас ведем переговоры с целым рядом компаний, которые хотят развивать в Старооскольском городском округе тепличное производство. И речь идет о сотнях гектаров. Планируем развивать целый ряд мелких, но серийных производств. Наше сельское хозяйство не должно останавливаться, пределов совершенству нет.

Строительство. Несмотря на определенные сложности в этой отрасли, в том числе уменьшение в целом объемов инвестиций (на 15% к уровню прошлого года), темпы жилищного строительства у нас не снижаются, а наоборот возрастают. За 7 месяцев мы ввели почти 650 тысяч квадратных метров, это плюс 19,5% к уровню прошлого года. Что отрадно, растут и объемы индивидуального жилищного строительства. По итогам прошлого года мы были на 3 месте по вводу жилья на одного жителя, в этом – рассчитываем на 2 или даже на 1 место.

Несмотря на дефицит бюджетных средств мы не сворачиваем программы в дорожном строительстве, будем их завершать в текущем году. Объем большой – более 8 млрд рублей. Занимаем средства, идем на определенные финансовые риски, но считаем, что они оправданы, особенно в стратегической перспективе.

Напряженной я бы назвал ситуацию с выполнением капитального ремонта жилья и отселением из ветхого жилья. Недавно на заседании Правительства было озвучено, что у нас в целом ряде муниципальных образований имеются большие сомнения по выполнению этой программы в намеченные сроки. Прошу рассмотреть все эти вопросы и, безусловно, их решить.

Все социальные программы в области выполняются. Это касается образования, здравоохранения, соцзащиты. На заметном подъеме у нас культура, особенно народная. Я благодарен всем муниципальным образованиям, которые подходят к этому не формально, а принимают очень заинтересованное, живое участие. Я прошу и дальше развивать культуру, развивать творческий потенциал всего населения нашей области, особенно молодежи.

Заработная плата по области достигает плановых показателей, она уже превысила 22 тысячи рублей. Думаю, что мы останавливаться не будем. Все наши обязательства перед работниками социальной сферы по повышению заработной платы в соответствии с майскими Указами Президента России выполняются, кое-где мы их даже перевыполняем. По занятости тоже вопросов нет, но это – официальная занятость, та, что на виду. Хотя есть слой неработающего населения. Я об этом чуть ниже скажу.

Вот так выглядит социально-экономическая ситуация в регионе. Наша задача поддерживать устойчивый характер развития экономики и социальной сферы нашей области.

Хотел бы с вами поделиться проблемными вопросами.

Первое. Прежде всего, у нас должно быть четкое понимание экономических приоритетов. Давайте посмотрим на экономику. Она состоит из реального сектора, где производится добавленная стоимость и зарабатываются деньги, и сервисной экономики, где заработанные в первом секторе деньги расходуются на удовлетворение каких-либо потребностей людей. Так вот реальный сектор экономики дает поступления в бюджет в объеме примерно 200-250 и даже 500-700 тысяч рублей на одного работающего. А в сервисной экономике, где преимущественно работает малый и средний бизнес, – 20-40 тысяч рублей на человека. Мы не должны никогда забывать, что из консолидированного бюджета области в расчете на одного жителя расходуется более 50 тысяч рублей в год. Значит, мы должны с тех, кто работает в экономике нашей области, получать для удовлетворения всех нужд региона минимум 150 тысяч рублей. А мы таких средств не получаем, особенно в текущем году. Из-за проседания горно-металлургического рынка по прибыли мы сейчас минусуем к уровню прошлого года уже почти 2 млрд рублей, хотя планировали 2 млрд плюсом.

Нужно выстраивать не столько приоритеты, сколько баланс одной экономики и второй. Сейчас мы пустили этот вопрос на самотек, и  нарушаем баланс. Зачем нам столько нефтезаправок, зачем столько пунктов различного технического ухода, сервиса, моек? Уже, по-моему, переизбыток. У нас должны быть четкие экспертные заключения. Давайте с участием Правительства области, научных подразделений, учебных кафедр выясним, сколько нам необходимо, к примеру, торговых площадей, их, наверняка, уже переизбыток. Я считаю, что нам нужно больше развивать реальный сектор экономики – ту сферу, где производится добавленная стоимость и вновь созданная. Должен работать меркантильный интерес пополнения консолидированного бюджета. Здесь мы с вами должны выработать некую стратегию, некий план действий. Прошу всех, кто занимается инвестициями: это департамент экономического развития, наши отраслевые департаменты, муниципалитеты, давайте принимать правильные решения.

Если посчитать, сколько у нас банков, то задаешься вопросом: зачем столько? У нас самые лучшие плательщики в бюджет – это два-три банка: Сбербанк, ВТБ и ВТБ-24. И нужно ли столько страховых компаний? Все должно быть сбалансировано, нам нужно лучше изучать структуру занятости людей.

Следующее, на что хотелось бы обратить внимание, это как раз вопрос муниципального уровня. Люди часто обращаются и ко мне, и в органы власти. Их волнует, что там, где они живут, кто-то занимается бизнесом, который доставляет дискомфорт. Кто-то своей деятельностью распространяет запахи и создает шум, кто-то использует слишком много электроэнергии, из-за чего у жителей возникают проблемы с электроснабжением, бытовая техника выходит из строя и так далее. Не должно быть никакого предпринимательства, приносящего дискомфорт живущим рядом людям. К тому же, как правило, какая это экономика? Это серая экономика, если не сказать черная. Это уход от экономики.

Я прошу проанализировать работу юридических лиц, которые сдают отчеты в налоговые органы с нулевым балансом. У нас их тысячи. Проанализируйте, сколько таких юридических лиц на территории вашего муниципального образования. Почему существуют индивидуальные предприниматели и прочие субъекты с нулевым балансом? Пригласите их, создайте специальные комиссии. Может быть, нужно помочь людям, чтобы они заработали. Хотя большинство из них работают в серых схемах, не платят налоги, так же, как и их наемные работники. То есть находятся вне наших экономических отношений. Я прошу записать это в наш итоговый документ. Давайте мы совместно организуем четкую системную работу по выявлению таких субъектов, по оказанию им помощи или по применению в их отношении административных и уголовных мер. Мы должны навести порядок в экономике.

Второе – проблемные вопросы, касающиеся сферы строительства и инвестиций. Муниципальным предприятиям часто приходится отводить землю для реализации тех или иных проектов. И здесь мы вольно или невольно, сознательно или бессознательно допускаем, на мой взгляд, ряд ошибок. К сожалению, мы подчас выделяем землю, да и еще иногда и какие-то инфраструктурные вопросы решаем, а потом смотрим: человек получил землю или в аренду, или в собственность, два кола забил и уже продает. Следующий владелец продает еще одному и так далее. Мы имеем на территории области массу недостроек, которые не радуют наши глаза. Мы порождаем вместе с вами рантье, очень гибких спекулянтов, которые находят пути, выбивают себе помощь из органов власти, недобросовестно участвуют в наших конкурсах, тендерах, а потом создают проблемы. Я считаю, что мы должны здесь соблюдать принцип: кто получил права на строительство или реализацию какого-то инвестиционного проекта, тот должен его реализовать, эксплуатировать или же предоставить кому-то в аренду. Это допускается. Но он должен построить его в определенные сроки, с тем дизайном, который наши архитекторы утверждают, с ландшафтным обустройством – все сдать под ключ. Поэтому давайте пересмотрим все долгострои, которые есть на территории каждого муниципального образования, принудительно изымем их или быстро завершим строительство с нынешними владельцами. А тех, кто оказался недобросовестным инвестором, на вечные времена занесем в черный список и больше дел не будем иметь ни с ними, ни с теми компаниями, которые они учреждают. У нас целый слой этих спекулянтов.

Я думаю, что здесь департаментам строительства, транспорта и ЖКХ, экономического развития совместно с ассоциацией необходимо подготовить новые нормативные документы, которые регламентируют взаимодействие органов власти и инвесторов, крупных и мелких, которые приходят к нам. Это поможет избежать подобных фактов.

Мы не должны во время строительства допускать отклонений от утвержденных проектов. Такие факты имеют место быть в городе Белгороде, других муниципальных образованиях. Приведу пример. Инвестор начинает строить двухэтажное здание в соответствии с утвержденным проектом. Он строит один этаж, а потом меняет проект, превращая здание в трех-, четырех- или пятиэтажное. Эту практику надо исключать. Есть примеры, когда на индивидуальных участках строится многоэтажное жилье. Вы что, этого не видите? Особенно это процветает в Белгородском районе. Есть практика, когда нарушаются все градостроительные нормы. А руководство оправдывается: у него частная земля. Как частная земля? Земля частная, но проекты, планы застройки – все это утверждается. И контроль за соответствием утвержденным планам – это задача органов власти, наша с вами задача. И наши органы архитектуры недостаточно свои полномочия выполняют. Прошу изменить свое отношение к градостроительным вопросам. Здесь очень много злоупотреблений как финансовых, так и тех, которые ведут просто к градостроительным ляпам, которые невозможно будет исправить в ближайшие годы, это на десятки лет, если не на столетия.

Все еще возникает проблема обманутых дольщиков. Казалось бы, этот вопрос уже должен стать неактуальным. И на федеральном уровне принято решение, и у нас принято решение, тем не менее, эти факты вновь появляются. Это как понимать? Давайте определим: пока не построил дом до установленного уровня готовности (возведены стены, есть крыша, внутри, может быть, какие-то работы не сделаны), ты не имеешь права продавать жилье. Внесите предложение – давайте действовать в законном порядке, давайте внесем в областную Думу законопроект. Сколько можно заниматься этой проблемой?

Я лично стал разбираться, какие регламенты у нас существуют по подключению строящихся объектов к воде, электроэнергии, газу. И здесь много непонятного. Вроде бы все правильно делается. Но взаимодействие между водоканалом и инвесторами в сфере водоснабжения мы пустили на самотек, а здесь масса всяких злоупотреблений. Должны быть правила, которые регламентируют взаимоотношения договаривающихся сторон. Единые правила. Тот, кто строит жилье, должен понимать, что с каждого квадратного метра введенного жилья ему будет нужно 500, или 700, или 750 рублей заплатить горводоканалу и знать, что за эти деньги к нему водоканал в какие-то сроки по договору, утвержденному органами местного самоуправления, подведет ресурс: и воду даст, и заберет ее на очистку. Это должно касаться любого строящегося объекта. Мною такое поручение уже дано Комиссии по государственному регулированию цен и тарифов в Белгородской области. Мы издадим соответствующие рекомендации, и я попрошу их соблюдать.

И в энергетике то же самое. Ко мне поступает масса всяких претензий и вопросов от застройщиков. Говорят, нас душат энергетики. Так, Е.С. Егоров рассказывает, что ему приходится платить энергетикам 17 тысяч рублей с одного квадратного метра вводимой площади. Конечно, это абсурд. Все должны платить по нормативу, все должны быть в одинаковых, прозрачных условиях. И тогда ни у кого никакого соблазна не возникнет сотрудничать по каким-то неформальным отношениям, использовать какую-то административную ренту. Все надо регулировать правилами. Сейчас мы быстро их запустим, а на местах их нужно будет выполнять.

Я давал поручение, чтобы при сдаче любого объекта, который строится в нашей области, акт о приемке подписывал глава администрации района и поселения или уполномоченный им заместитель. Но это не везде выполняется. Я прошу проанализировать сложившуюся ситуацию. Сдается дорога, пусть даже магистральная, идет она через Корочанский район, значит, глава Корочанского района должен быть в приемной комиссии, должен все проверить и принять. Может быть, даже должны сделать вырубку из полотна дороги в его присутствии. Все сходится – подписать, а если обочина где-то завалилась, то строители должны переделать. Это все ваши объекты, объекты на вашей территории.

И в этой связи не должно быть временного промежутка между сроком подписания акта ввода в эксплуатацию любого объекта и началом его эксплуатации. Масса таких случаев у нас. У меня просьба к вам: подписан акт о вводе объекта – сразу же подписывается акт передачи этого объекта в эксплуатацию. Если второй акт не готов, значит первый акт не подписывается. Это все должно делаться одномоментно. И тут же документы отправляются на регистрацию, если в этом есть необходимость. Я прошу: давайте соблюдать порядок и наводить его.

Третье – городские пассажирские перевозки. У людей очень много вопросов по этому поводу. Чаще всего они жалуются на распорядок, реже – на неудобства. Мы заехали в Старый Оскол – все дороги желтые, сплошные газели. Хватит. Надо жить в цивилизованных условиях. Качество жизни должно быть везде, и, в первую очередь, в организации пассажирских перевозок. Мы приняли тариф 15 рублей за проезд в городском транспорте. Этого тарифа вполне достаточно для любого инвестора, который мог бы сейчас взять кредит в банке, закупить современнейшие автобусы и троллейбусы. Да, у нас должны быть газели и ПАЗы на каких-то периферийных маршрутах, но не на центральных улицах. Это же современная городская и поселковая среда. Наряду с этим, призываю вас уделять больше внимания качеству междугородних перевозок.

У нас в области создана необходимая нормативно-правовая база для работы такси. В городе Белгороде уже началась работа по наведению порядка в сфере обслуживания пассажиров посредством узаконенных такси. А кто сегодня скажет, сколько у нас людей работает в сером режиме по перевозкам пассажиров? Не одна сотня. Почему мы ничего не предпринимаем? ГИБДД, что ли, будет наводить порядок? Это наша с вами работа. И если у вас есть легальный перевозчик, ему поручайте, чтобы он выявлял таких «бизнесменов» и вас информировал, а вы принимали решения уже вместе с органами ГИБДД и другими административными структурами. Давайте и здесь наводить порядок.

Четвертое. Не могу не коснуться системы уборки мусора, которая очень беспокоит людей. Мы многое сделали за последнее время, но до конца систему не отработали. Есть компании, муниципальные и частные, которые занимаются уборкой и утилизацией мусора. Сегодня действует такой принцип: занимаешься этим – иди, заключай договор с теми, кто генерирует мусор, то есть с частным сектором, с юридическими лицами. Это противозаконно, это неэффективно, это неправильно. Это потеря авторитета и органов местного самоуправления. Власть не должна стоять в стороне. Вот в Белгородском районе это дело настолько запущено, что люди просто не понимают, как эту работу организовать. Стали разбираться, и, оказалось, все очень просто. Муниципальное предприятие под руководством органов местного самоуправления поселения заключает с каждым жителем, с каждым юридическим лицом договор об уплате за утилизацию мусора. Власть должна быть здесь впереди всех. Заключили договор – все платят, утвердили тарифы на Земских собраниях, деньги идут в это муниципальное предприятие. А муниципальное предприятие, которое работает под жестким контролем власти, заключает договоры с теми компаниями, которые занимаются утилизацией, сбором и транспортировкой мусора. Вот простые схемы, которые не противоречат законодательству. А сейчас прокуратура постоянно делает замечания о нарушениях в этой сфере, и она, безусловно, права.

Каждый вопрос должен быть системно отработан. Считаю, что ассоциация «Совет муниципальных образований области» должна стать площадкой для создания и внедрения необходимых регламентов взаимодействия органов местного самоуправления с различными структурами. При этом самое активное участие здесь должно принимать Правительство области с привлечением представителей прокуратуры, иных ведомств.

Пятое – проблемы в области трудовых отношений. Какие у нас здесь вопросы? Прежде всего, огромный массив неработающего населения. Десятки тысяч человек. По экспертным оценкам, более 60 тысяч взрослого населения не работает. А это главный «поставщик» множества преступлений. На одном из заседаний Координационного совещания по обеспечению правопорядка в Белгородской области мы дали жесткие рекомендации главам администраций создать комиссии по выявлению этого контингента и вовлечению его в легальные трудовые отношения. Теперь мы будем смотреть, как эти комиссии работают, пропускать их деятельность через нашу областную комиссию. Считаю, что ассоциация может сказать здесь свое веское убедительное слово.

Давайте продумаем, какие меры борьбы мы можем предпринять. Ведь законных способов воздействия на этот контингент мы не имеем. У нас сегодня самое либеральное трудовое законодательство в мире. У нас можно легально быть в общем-то тунеядцем, трутнем быть, жить за счет других. Если просто не работают – ладно еще, полбеды, но они же реальный вред приносят. Теперь мы будем судить об эффективности работы муниципальных образований в том числе и по количеству неработающего населения.

Шестое – трудовая миграция. Здесь мы перелом уже сделали. В течение года настойчиво проводим линию по минимизации трудовой миграции, по ее, так сказать, географической «канализации», по географическому признаку, признаку, который нас больше всего устраивает. Кроме того, трудовая миграция должна работать с работодателями. Мы эту работу выстроили. У нас очень много мелких работодателей, в частности индивидуальных застройщиков. Выстраивайте эту работу с каждым индивидуальным застройщиком. Мы ему даем землю, мы ему подводим сети – мы десяток миллиардов почти что тратим прямо или косвенно. Предъявляйте к ним требования, пожелания: если он кого-то приглашает, то должен пригласить того, кто абсолютно соответствует нашему пониманию трудового мигранта. Это все в наших силах. Я прошу, над этим вопросом работать постоянно. Любая заявка на привлечение трудовых мигрантов должна проходить только через органы власти.

Я прошу вернуться к контролю за размером начисляемой оплаты труда. Три года назад у нас был установлен минимум в 8 тысяч рублей. Но сейчас, я считаю, потолок должен быть минимум 15 тысяч рублей. Кто меньше 15 тысяч – он просто неконкурентоспособен, он должен или разориться, или от него люди просто убегут. Мы должны потребовать этого от работодателей. Вот я недавно запросил среднюю зарплату по структурам, которые занимаются администрированием на наших рынках в городе Белгороде. 13 тысяч рублей – зарплата. И кто поверит, что там работают люди, которые получают 13 тысяч рублей. Никто. Я понимаю, 50 там, 60, 70 тысяч – наверное, вот это еще более-менее реально. А теперь посчитайте сколько эти люди не доплачивают в местный бюджет, в городской бюджет, в бюджет области. Хватит жить за счет других. Справедливость – это самое востребованное сегодня слово и самое востребованное людьми чувство. Мы должны постоянно отвечать на этот запрос общества. Отвечать конкретными действиями. В том числе, и по контролю за заработной платой. Я прошу – организуйте этот контроль: минимальная зарплата – 15 тысяч, если организация меньше платит, значит, что-то здесь не так.

Седьмое. Хотел бы посоветоваться с вами по вопросам перспективы дорожного строительства и благоустройства. Замечательная инициатива, с которой выступил Василий Николаевич Потрясаев, по обустройству сел, малых населенных пунктов на основе составления и реализации индивидуального паспорта обустройства каждого подворья.

У нас масса необустроенных дворов в Белгороде, Старом Осколе и других районных центрах. Приходят в упадок межрайонные дороги. Бюджетных средств становится все меньше и меньше. Нагрузки на дороги возрастают колоссально. Человеческие потери растут: мы теряем 300 человек и более ежегодно, около 1200 становятся инвалидами. Это колоссальный ущерб, в том числе экономический. И возникает вопрос «что делать?».

Считаю, нам нужно пойти по пути участия бизнеса в каких-то справедливых пропорциях в реализации этой программы. У меня есть предложение. В этом году оборот по области всеми хозяйствующими субъектами будет примерно 1 трлн 100 млрд. Если мы от этого оборота будем брать по 0,5%, то мы сможем собирать 4-5 млрд рублей в год. Я уже переговорил с некоторыми общественными организациями, с крупными собственниками, руководителям предприятий. Они согласны поддержать эту инициативу на взаимовыгодных условиях.

Мы крайне заинтересованы в том, чтобы у нас были хорошие дороги в области. С мэром города Белгорода Сергеем Андреевичем Боженовым мы обсуждали этот вопрос. Город готов выступить с определенной инициативой. А если она будет поддержана остальными муниципальными образованиями, то мы сможем формировать такие единые фонды. Важно, чтобы фонд был прозрачным, гласным и было понятно, на какие объекты благоустройства, обустройства и строительства идут средства, какая их сметная стоимость и так далее, кто привлекается в качестве подрядчиков. Другого пути я сегодня не вижу.

На будущий год перспективы наполнения нашего бюджета очень скромные. В лучшем случае этот показатель будет на уровне текущего года. Если вы нас поддерживаете, значит, мы это запускаем.

Восьмое. Также хочу посоветоваться. Мы недавно провели в Короче совещание, августовский совет с педагогической общественностью. Обсудили целый ряд вопросов, которые беспокоят школы. И заострили внимание на бюрократизации работы в учебных заведениях. Все-таки труд учителя – он забюрократизирован. Год назад было дано поручение. Департамент образования отчитался, что уже меры приняты и запускаются. Но недавно я получил письмо, в котором автор проанализировал предлагаемые меры.

Я процитирую. «Средняя школа – чуть ли не единственный социальный институт, который рассматривает подрастающее поколение, как поколение личностей, а не как поколение потребителей. Труд учителя – это служение будущему страны, региона, города или села. От того как сработает учитель, будет зависеть экономическое благополучие и политическая стабильность, и лад в семье, и безопасность государства и многое другое. В то же время, остается нерешаемой проблема «отлучения» учителя от ученика. Средняя школа обросла таким количеством планов, анализов, программ, отчетов, протоколов, справок, рейтингов, что на их составление и оформление в соответствии с рекомендациями уходит времени многократно больше, чем на «живую» работу с детьми. Бумага стала основным мерилом качества работы учителя, завуча, директора школы. В ходе аттестации оценивается не то, как учитель провел урок, а то, как он об этом красиво рассказал, да даже не то чтобы рассказал, а то, как он об этом красиво написал. Еще нужно собирать бумаги для получения стимулирующих баллов. Вот и гонится учитель за бумагой, чтобы набрать баллы, получить категорию, угодить инспектору, избежать гнева администрации школы за неисполнение в срок директив вышестоящих организаций.

Вместе с тем, принятие исчерпывающего перечня отчетов, разработанного департаментом образования, не только не изменило ситуацию, а еще больше ее запутало. Из перечня непонятно, мы за электронную форму ведения документации или за бумажную? Сейчас действуют обе: и та, и другая, дублируюя друг друга. Авторы не разделяют понятие отчет и учебная документация, упустили ряд документов, наличие которых в обязательном порядке требует логика образовательного процесса. Почему-то не включили в перечень отчеты школы, которые составляют львиную долю отчетов и делаются на основе информации от учителей, классных руководителей. Остается неясным, кому отчеты предоставлять. И вообще неясно, что делают с нашей информацией наверху, с теми бумагами, которые мы составляем. Если обрабатывают, то как? Какие получаются результаты? Что с ними делают? Какие принимают решения? И где хоть одно из них можно увидеть в школе? А какова же обратная связь?

Предлагаю ввести следующую систему представления школой информации. Первое. На начало года – сентябрь – информация о численности учащихся, информация о кадрах, информация об условиях обучения. На конец года, второе, информация о результатах деятельности, отчет о самообследовании.

Ученики, родители и общественность должна оценивать работу школы по уровню удовлетворенности предоставляемых образовательных услуг».

Независимая организация пусть протестирует, как работает та или иная школа. И по тесту можно проследить, как в целом школа оценивается, как уровень воспитания, уровень обучения, какую оценку дать директору школы, его заместителям, каждому учителю. Это трудно? Это нетрудно сделать. И мы освободим учителя от бумаготворчества.

Авторы письма называют еще одну проблему: «Разгул всякого рода комиссий по проверке школ. Члены комиссий аккредитационных, аттестационных, по приемке школ, по проверке обращения граждан занимают позицию вершителей судеб, которые точно знают, что школа все делает не так, и видят свою миссию в том, чтобы накопать, прижать, наказать, унизить. Складывается впечатление, что школа существует для того, чтобы было чем управлять. Свои требования, которые с каждым годом ужесточаются, имеют пожарные, санэпидемстанция, инспекторы, методисты и так далее. Все эти требования, наверное, правильные, но все вместе они создают ситуацию, когда школа все время что-то должна, и не родителям и ученикам, а чиновникам разных ведомств и служб».

Я считаю, что это очень правильное и справедливое письмо. И мы должны здесь раз и навсегда разобраться и принять радикальные решения. Мы должны понимать, что «детоцентризм», который мы объявили как приоритет в школах, начинается с «педагогоцентризма». Педагог, учитель должен быть в центре внимания. Свободную личность сможет воспитать только свободный учитель. Он должен быть поставлен на вершину системы образования, а не под нее. Считаю, что мы должны вместе с вами реализовать проект «От свободного учителя к свободной личности выпускника школы». Я попросил бы и Совет муниципальных образований, Василия Николаевича Потрясаева лично вместе с депутатским корпусом, с активистами муниципальных образований обеспечить здесь системный жесточайший контроль.

На этой, может быть не самой оптимистической ноте, я позволю себе завершить свое выступление. Конечно, я затронул далеко не все сферы жизнедеятельности области. Но это не потому, что одни из них важнее других.  Мы должны понимать, что раскрытие социально-экономического потенциала нашей области возможно исключительно при слаженной работе грамотных эффективных управленцев, не только ясно понимающих существующие проблемы, но и готовых предложить четкий комплекс мер по их преодолению.

Какой сегодня, уважаемые коллеги, самый главный запрос общества? В моем понимании самый главный общественный запрос – это запрос на перемены. Мы с вами должны не обещать перемены, мы должны эти перемены реализовывать, делать их ежедневно, ежеминутно в нашей работе. И если иногда у органов власти ресурсов для обеспечения этих позитивных перемен недостаточно, то мы должны раскрывать потенциал людей, общества, гражданских институтов, предприятий, организаций, учреждений, которые сами обеспечивают перемены.

Я желаю всем нам овладеть искусством генерации позитивных перемен как основы устойчивого порядка на территории Белгородской области.

Спасибо!

Кроме того