Новости

Губернатор области Евгений Савченко дал пресс-конференцию по теме "Импортозамещение: перспективные направления"

04 июня, среда

Евгений Савченко: Я всех вас сердечно приветствую и хочу поздравить с появлением в нашей области ещё одного, 29-го домашнего адреса очень уважаемого информационного агентства «Интерфакс».

Надеюсь, что наша область будет в новостном потоке на лентах «Интерфакса» представлена очень достойно, потому что, не имея таких вот домашних адресов крупнейших информационных агентств, мы невольно оказываемся на периферии информационного пространства, а нам есть что рассказать и чем поделиться. Обычно получается, что мы доминируем в информационном пространстве, когда возникают какие-то чрезвычайные ситуации, и длится это сутки-двое. Это неправильно. Информация должна быть сбалансированной, потому что позитивных событий у нас всегда значительно больше, чем негативных.

А нам действительно есть что рассказать, что показать: это наши достижения в экономике, в социальном развитии, в спорте. Например, кто знает сегодня в России, что Белгород является волейбольной столицей мира? Представьте, волейбол - единственный игровой вид спорта в стране, где Россия является лучшей в мире. И это достижение команды «Белогорье», которая стала чемпионом мира. Это произошло впервые за историю и советского волейбола, и российского.

Мало говорят и о наших экономических достижениях, в том числе в сельском хозяйстве. Кто знает, что Белгородчина производит 1,5 миллиона тонн мяса птицы и свинины в год. И реализован этот проект буквально в последние 7-8 лет?

Кто знает, что у нас один из лучших подходов в реализации жилищных программ? Я говорю о возможности массового участии в ИЖС всех жителей области, с любым достатком. Ежегодно 8-10 тысяч наших семей становятся новосёлами, строят собственные дома. Сегодня все бьются над расширением ИЖС: земли нет, инфраструктуры нет, доступа к финансовым ресурсам нет. Мы нашли уникальную форму. Первые два вопроса у нас решены и никаких проблем нет, так может быть сделано по всей России. И тогда все люди имели бы возможность расселяться там, где они захотят, строиться и жить в нормальных условиях не только в Москве или мегаполисах. Так что хороших информационных поводов у Белгородской области много.

А теперь к теме сегодняшней пресс-конференции. Импортозамещение стало ключевым вопросом выступления Президента России Владимира Владимировича Путина в Санкт-Петербурге. Он обозначил девять шагов обеспечения экономического роста. И они сегодня, к сожалению, не находят должного отражения в информационном пространстве Российской Федерации. А об этом надо говорить.

Белгородчина готова достойно реализовать девять шагов по обеспечению экономического роста. Но к ним я бы добавил ещё один шаг, шаг на уровне макроэкономики - это приведение нашей национальной валюты в сбалансированное состояние с мировыми валютами. О чём идёт речь? Вспомним, когда был самый высокий экономический рост в современной России? В период с 2004 по 2007 год - на уровне 8%. Почему? Потому что в то время курс нашей национальной валюты в наибольшей степени был сбалансирован со всеми остальными валютами. А затем, по причине того, что инфляция была, так сказать, конвертируема в системе нашей экономики, рубль становился всё менее и менее конкурентоспособным в мире. И как результат - стагнация.

Так вот, если бы этот десятый шаг был предложен - а я уверен, что он будет предложен в самое ближайшее время - тогда можно будет спокойно вести разговор. В ближайшие 10 лет мы получим десятипроцентный рост нашей экономики ежегодно. А стало быть, за 10 лет можно обеспечить рост нашей экономики в 2,5-3 раза. Вот и национальная идея на ближайшее десятилетие.

Итак, какой же должна быть сбалансированная национальная валюта? Если рубль привести в сбалансированное состояние, скажем на уровне 2005-2007-го годов, то это примерно 50-60 рублей за один доллар. В этом году наша экономика уже сделала такой всплеск, а почему это произошло? Истинная причина апрельского роста нашей экономики, а он был вне всяких пессимистических прогнозов, в том, что доллар стал стоить не 30 рублей, а 35. И экономика сразу задышала. Это важнейший фактор обеспечения национальной конкурентоспособности в целом. Казахстан месяц или полтора назад в течение одного дня на 20 процентов снизил национальный курс своей валюты, и сегодня его экономика уже на 20 процентов более конкурентоспособна по отношению к российской экономике даже в условиях Таможенного союза. Ещё один член Таможенного союза - Беларусь - два года назад в три раза снизила курс национальной валюты. Произошёл обвал. Что в результате? Самая конкурентоспособная экономика. Мы это чувствуем на своих прилавках: белорусские молочные продукты вытесняют всех российских товаропроизводителей. Вот что такое национальный курс. Это - макроэкономическая проблема.

Теперь я готов ответить на ваши вопросы.

- Первый вопрос от агентства «Интерфакс». Светлана Захарова. Мы все знаем об успехах области в производстве мяса птицы и свинины. А есть ли сейчас в планах Правительства области реализация новых проектов, которые выполнят программу импортозамещения не только в области, но и в России.

- Давайте рассуждать так. Импорт продовольствия на территории Российской Федерации по итогам прошлого года составил порядка 45 миллиардов долларов. В 2000 году импорт в Российскую Федерацию продовольственных товаров был всего 8 миллиардов долларов, то есть за 13 лет он увеличился более чем в пять раз. При этом все показатели производства продовольствия в России выросли. Разве это правильная логика экономических событий? Конечно, нет.

Из 45 миллиардов долларов импорта мы можем обеспечить замещение 25-30 миллиардов долларов в течение трёх-пяти лет. Что такое один миллиард долларов замещения? Это 8-10 тысяч новых рабочих мест. То есть, если мы обеспечиваем замещение 25 миллиардов, мы создаём 200 тысяч новых высокооплачиваемых рабочих мест, о которых говорит Президент.

Возьмём одно только сельское хозяйство. Что мы можем предложить в нашей Белгородской области? По мясу мы расти дальше уже не будем, пусть импортозамещением другие регионы занимаются. А вот, скажем, производством овощей, особенно закрытого грунта, плодов, фруктов, рыбы, производством кормовых добавок, прежде всего, аминокислот, ветеринарных препаратов мы готовы заниматься. По каждому направлению у нас есть отдельная программа.

К примеру, производство овощей закрытого грунта. Сколько надо построить теплиц для того, чтобы полностью обеспечивать россиян свежими овощами круглый год? Минимум 2 тысячи гектаров. Мы построим 500 га, мы готовы взять на себя одну четвёртую часть в рамках реализации существующей программы. Уже построено 49 гектаров, на стадии строительства - более 100 гектаров. До 500 гектаров мы дойдём за четыре года. На каждом гектаре - 15 рабочих мест. 500 умножаем на 15, получаем 7,5 тысяч новых высокооплачиваемых рабочих мест.

Президент поставил задачу создать 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест. Каждое новое рабочее место будет создано на базе 2-3 старых, то есть там тоже будет идти естественное замещение, особенно в наших традиционных отраслях - в промышленности и в сельском хозяйстве.

В советские годы в области в сельском хозяйстве работали 250 тысяч человек, сегодня - всего 70 тысяч. Видите, как повысилась производительность труда!

Президент очень правильно сказал: нужна национальная программа. Он дал поручение разработать механизм компенсации затрат на объекты, которые с нуля создаются в системе «гринфилд» («зелёное поле»). И чем быстрее этот механизм заработает, тем лучше. Думаю, столько желающих найдётся по Российской Федерации. Мы обеспечим потребителя нашим отечественным продуктом. Качественным продуктом! Он же на порядок лучше, чем то, что мы завозим из Турции или ещё откуда-то - без запаха и вкуса.

- Александр Лактионов, ГТРК «Белгород». Сегодня в России высока импортозависимость на рынке кормовых добавок для нужд животноводства. Планируете ли Вы решать обозначенную проблему на уровне нашего региона, где она, по понятным причинам, очень актуальна?

- Согласен с Вами. Мы фактически уже вступили в фазу реализации данной программы по производству кормовых добавок - аминокислот. Аминокислоты незаменимы, вы помните это ещё из уроков биологии. Это лизин, метионин и ещё пару аминокислот, которые не синтезируются в организме животных, они должны получать их извне. Наша страна лизин, к сожалению, пока не производит. Советский Союз производил лизин, потом были мощные экологические акции и в горячке все заводы закрыли. А сейчас мы начинаем организовывать новые производства. Потребность нашей страны в лизине - около 100 тысяч тонн в год. В Белгородской области запустили единственный в России завод по производству лизина, первая продукция появится уже в сентябре, 57 тысяч тонн. Сегодня весь лизин мы завозим в основном из Китая, стоимостью где-то 3 доллара за килограмм. Вот представьте себе: какую сумму мы просто замещаем. Плюс мы организовали где-то 200 современнейших высокооплачиваемых рабочих мест и получили крупного налогоплательщика.

Пробиотики, кормовые добавки, премиксы мы завозим в огромных количествах. Мы производим корма, но по факту все ингредиенты приходится закупать за пределами области. При этом добавленная стоимость нашей продукции всего 10 процентов, а надо её увеличивать: все ингредиенты производить здесь.

Такая программа у нас отработана в том числе и по ветеринарным препаратам. Рынок ветеринарных препаратов в Российской Федерации уже приближается к 20 миллиардам рублей. Из них почти 3 миллиарда приходятся на Белгородскую область. Удельный вес животноводства у нас большой, поэтому и удельное потребление тоже очень высокое.

Я думаю, что вместо некоторых антибиотиков мы должны использовать пробиотики, то есть биологические препараты. Сделать замещение с химического на биологическое для получения органической продукции. Мы эту проблему сейчас решаем. Несколько компаний уже начали производство ветеринарных препаратов на территории нашей области.

- Елена Труфанова, телерадиокомпания «Мир Белогорья». Евгений Степанович, садоводство можно назвать одним из самых перспективных направлений. Какие планы, какое будущее есть сегодня у него в нашем регионе?

- Опять начну с макрообзора. По медицинским нормам каждый россиянин должен употреблять 60 килограммов плодов семечковых в год. Легко подсчитать, что если жителей России почти 150 миллионов, то им необходимо порядка 9 миллионов тонн плодов в год. Из 9 миллионов тонн 6 миллионов мы завозим. Я понимаю, что бананы, грейпфруты, апельсины производить здесь мы не можем, а всё остальное - можем выращивать. И, в первую очередь, яблоки. Вдумайтесь: в год в Россию завозят 3 миллиона тонн яблок. А разве мы не можем производить это у себя? Раньше мы это делали, есть показательные примеры - мы ничуть не хуже можем заниматься выращиванием яблок, чем в Турции, Польше и где-то ещё.

Сегодня есть небольшие проекты, которые реализованы в Корочанском районе - предприятие под руководством В. Городова, фермерское хозяйство, занимающееся садоводством в Вейделевском районе.

Польша сегодня производит 3 миллиона тонн яблок в двух таких районах как наш Корочанский. А почему тот же самый Корочанский район не может производить 500 тысяч тонн яблок? Вполне может. При более детальной проработке этого проекта мы убедились, что у нас есть все возможности для того, чтобы в ближайшие 10 лет организовать производство минимум 1 миллиона тонн яблок - фактически третью часть того, что сегодня требуется для российского потребителя и что он получает по импорту.

Обеспечить такие объёмы может примерно 30 тысяч гектаров садов. Это тоже огромное количество рабочих мест. Причём необходимо не просто организовать крупные сады, а интегрировать их с интересами маленьких семейных ферм. Каждая семья, которая живёт сегодня на Белгородчине, может взять в аренду 3-5 гектаров сада, как это сделали в Польше. Они его обрабатывают и получают с каждого гектара плодоносящего сада примерно 400-500 тысяч рублей чистой прибыли. Итого: с 5 гектаров по 400 тысяч прибыли - получается 2 миллиона рублей чистого дохода семьи в год. Выгодно для семьи? Наверное, выгодно. Могут они сегодня, работая по найму в каком-то предприятии, получить эту сумму? Я думаю, что не везде есть такие возможности. А вот развивая этот проект на территории области, мы такую возможность предоставим.

- Александр Матвеев, ИТАР-ТАСС. Производство яблок - это всё-таки достаточно ответственная отрасль. Как ещё планируется повышать её конкурентоспособность?

- Яблоки - это земля и полив. Земля есть. Вода тоже - на поверхности и грунтовая. На гектар яблоневого сада на сезон нужна тысяча тонн воды. Если у нас будет 30 тысяч гектаров, то нужно 30 миллионов тонн воды. В масштабах области - это мизер. Регион потребляет более 500 миллионов тонн воды в год.

Ещё нужна инфраструктура, прежде всего холодильники. У нас богатейший опыт строительства холодильных мощностей крупнейшими агрохолдинговыми компаниями. Всё уже просчитано. Это очень капиталоёмкий проект, но чтобы привлечь деньги с рынка, мы планируем запустить так называемый «яблочный вексель». Допустим, у вас есть 10 миллионов рублей, и вы не знаете, куда их вложить. Вы в раздумьях, вы мучаетесь, вы плохо спите. Валюта падает, а вам надо их куда-то вложить. В недвижимость - рискованно, а мы вам предложим «яблочный вексель». Он будет стоить около 2 миллионов рублей. Этих денег достаточно для того, чтобы заложить яблоневую плантацию на одном гектаре. Мы даём гарантии, что вы получите эти деньги по номиналу в течение срока окупаемости, допустим 5 или 6 лет, а затем, когда уже сад вступает в фазу плодоношения, вы будете устойчиво получать прибыль с одного гектара в размере стоимости 10 тонн яблок. То есть четверть урожая идёт в виде прибыли инвестору. Сколько будет стоить 10 тонн яблок через 10 лет? Может быть и 800 тысяч рублей. Я не знаю, какой будет инфляция, но это будет самое выгодное вложение денег. И купить такой вексель сможет любой человек из любого региона, он сможет завещать свой вексель кому-то.

Это очень привлекательный проект. Я думаю, что сегодня много людей, которые хранят деньги в банках. Таких средств у нас в области примерно 200 миллиардов рублей. Но хранение денег в банке не очень выгодно. Ещё больше у нас денег, как говорится, хранят «под подушкой» или «в чулках», при этом ежегодно деньги «худеют» на индекс инфляции. С «яблочным векселем» такого не будет.

В своё время мы выпускали зерновой вексель, это было лет 18 назад. Он сыграл колоссальнейшую роль в сохранении сельскохозяйственного потенциала. Надеемся проработку данного вопроса закончить к концу года.

- Егоров Сергей, информационное агентство «Бел.ру». Евгений Степанович, хотелось бы услышать что-то по производству лекарственных средств в области.

- Рынок лекарственных средств в целом в России приближается к триллиону рублей. Если мы разделим триллион на всех жителей страны, то получим где-то 7 тысяч рублей на человека в год. Именно столько тратится на приобретение лекарственных препаратов - населением и системой здравоохранения. Этот огромнейший рынок на 70 процентов заполнен импортом. Даже то, что производится в России - чаще всего производится из импортных субстанций. При этом добавленная стоимость - 10-15 процентов. Только 15 процентов из всех отечественных лекарственных препаратов производится из наших субстанций. Остальные субстанции мы завозим из Индии и Европы. А ведь субстанции - самая дорогая составляющая.

Сейчас объём производства лекарственных средств в области - 2 миллиарда рублей. Мы поставили задачу в ближайшие три года выйти на 5 миллиардов рублей. Это всего 0,5 процента, то есть мы здесь не будем доминировать. Но всё же для области 5 миллиардов - это рост больше чем в два раза, и это вполне посильная нам задача. В этом вопросе мы плотно работаем с Индией, и сегодня впервые индийская компания приняла решение начать производство лекарственных средств в России, в Белгородской области.

- Мария Скокова, газета «Наш Белгород». Евгений Степанович, каким образом будет повышаться конкурентоспособность продукции, которую выпускают сейчас промышленные предприятия?

- Это сложный вопрос, и как раз здесь не хватает того, о чём я уже сказал - десятого шага. Я не веду речь о девальвации, я говорю о приведении в сбалансированное состояние нашей национальной валюты. Это резко повысит конкурентоспособность всей нашей экономики. Это сегодня главная задача.

Вторая задача, и она у нас успешно решается, - это техническое «перевооружение». Но здесь всегда надо учитывать: под какое производство, под какие объёмы, под какие задачи, под какого потребителя. И у нас есть сегодня огромный потребитель - ВПК. Многие наши предприятия выполняют заказы для военно-промышленного комплекса. Недавно крупная комиссия из представителей ВПК посетила Белгородскую область. На них произвело хорошее впечатление и сегодняшнее состояние производственного комплекса, и перспективы его развития. Сейчас мы отрабатываем дорожную карту, чтобы как можно больше наших предприятий «вмонтировать» в заказы военно-промышленного комплекса.

Следующее направление. Традиционно наша промышленность, наше машиностроение славилось тем, что производило энергетическое оборудование для атомной промышленности и для тепловых станций. Сегодня у нас запущены уникальные технологии на «Энергомаше», который нам удалось вернуть под юрисдикцию Белгородской области, на Ракитянском арматурном заводе. Эти предприятия занимают хорошую нишу по производству трубопроводов, которые мы сегодня процентов, наверное, на 60 импортируем из других стран, в том числе и из Украины. Если там возникнут проблемы, то эти риски можно возместить за счёт производства этой продукции на территории Российской Федерации. И в этом плане мы готовы расширять свои возможности.

- «Российская газета», Анна Скрипка. Евгений Степанович, расскажите о развитии аквакультуры, уже есть какие-то громкие проекты?

- Аквакультура - интересный бизнес. Например, в Норвегии производится почти 2 миллиона тонн лососевых культур. Этой продукцией «завалены» все наши рынки. Лосось, который мы потребляем, не морской, а выращенный в искусственных условиях. То есть у нас для импортозамещения огромные перспективы.

Что касается Белгородской области, то мы производим около 5 тысяч тонн аквакультуры, традиционной для нас: карп, толстолобик. Уже вышли на уровень советского периода. Сегодня в области развиваются новые проекты, и они практически запущены. Например, компания «Чистые пруды», которая будет производить уже в следующем году примерно 4 тысячи тонн форели. Там сейчас сменился собственник и у него есть своё производство комбикормов для рыб - а это самое главное конкурентное преимущество в наших условиях, потому что все комбикорма мы закупали из Европы по баснословным ценам. Сейчас они производятся в Российской Федерации, в Тверской области.

Очень много реализуется небольших проектов по производству нескольких тонн аквакультуры - в Шебекино, в Старом Осколе. В 2015 году компания «Агро-Белогорье» запустит производство 300 тонн рыбы и 10 тонн чёрной икры. Там будет применяться новая технология, когда для получения икры взрослую особь осетра не нужно будет умерщвлять.

- Павел Черноусов, издательский дом «Мир Белогорья». Мой вопрос не совсем касается заявленной темы, но тоже важен в нашем разговоре о перспективах развития области. Известно, что Белгородчина первой в стране начала реализацию проектов в сфере альтернативной энергетики. Интересно, как дела обстоят сейчас.

- Интереснейший вопрос. Вот, например, в Европе к 2020 году поставили задачу в энергобалансе обеспечить 20 процентов производства электрической энергии из альтернативных источников, из возобновляемых источников. Это биогаз, ветер и солнце.

У нас в Российской Федерации сегодня чуть больше нуля. Насколько я понимаю, Правительство страны поставило задачу выйти на 2 процента.

Какие у нас перспективы? Они не с солнцем связаны, мы не тот регион, это в Крыму колоссальные перспективы для солнечной энергетики, у нас и ветра маловато. Наш путь - биоэнергетика, получение биогаза, а из него - генерация электрической энергии и тепла. Мы подсчитали, что от переработки отходов животноводства можно получать до 220 МВт энергии. Этого достаточно для обеспечения всего населения нашей области электрической энергией и значительной части жителей - теплом. Сегодня у нас работают две биогазовые установки, их суммарная мощность всего 3 МВт. И это, к сожалению, единственное, что есть в России.

Полтора года назад по этому вопросу я летал на одни сутки в Германию. Там уже более 10 тысяч биогазовых установок, правда меньшей мощности, и ежегодно до тысячи добавляется.

У нас нет ещё чёткой, понятной, нормативно закреплённой программы поддержки возобновляемых источников энергии. Только в последнее время, когда мы уже Дмитрию Анатольевичу Медведеву и другим высокопоставленным руководителям нашей страны показали наш опыт, движение началось. Поддержка возобновляемых источников энергии - это мировая тенденция. Сейчас принимаются тарифы на солнечную энергетику, на ветровую энергетику. До сих пор непонятно, приняты ли решения по «зелёным» тарифам на биоэнергетику. Если они будут приняты, то у нашей «зелёной» энергетики большое будущее.

Но есть ещё и другие проблемы. Сегодня мы не можем подавать «зелёную» энергию в сети, нет нормативной базы. Это ещё один вопрос, который должны решить на федеральном уровне. У нас нет условий для развития так называемой распределённой энергетики или малой энергетики. В Соединенных Штатах 60 процентов всей электроэнергии производится маленькими компаниями, малой генерацией. А у нас практически все производители крупные. В этом есть и наши огромные преимущества, конечно, есть и определённые риски.

- «Российская газета», Анна Скрипка. Евгений Степанович, разрешите ещё один вопрос. Всем известно, что в области развивается программа подготовки рабочих кадров. Как Вы думаете, когда же произойдёт перелом и абитуриенты начнут стремиться в ссузы, а не в вузы?

- Мне кажется, перелом должен быть не у абитуриентов, а у их родителей. Всё-таки родители здесь играют большую роль. Из личного опыта общения с родителями выпускников школ могу сделать вывод, что перелом уже происходит. У них есть чёткое понимание: не нужно ребёнку получать диплом экономиста или юриста - фактически невостребованных на рынке трудовых отношений. Если он получит диплом высококвалифицированного рабочего - а мы сейчас заговорили о рабочей аристократии - это другое дело.

Сегодня мы видим чёткий тренд в сторону большей востребованности технических специальностей в высших учебных заведениях. Первый шаг уже сделан. Теперь мы ждём кардинальных изменений в сознании абитуриентов и их родителей за счёт реформирования системы взаимоотношений между учебными заведениями и работодателями.

- Светлана Захарова, «Интерфакс». Заключительный вопрос. У нас подписано соглашение о взаимном сотрудничестве с Кировским районом Республики Крым. Сейчас в Кировском районе чуть более 500 различных предприятий и каждое пятое - сельскохозяйственное. Какие перспективы развития Вы видите?

- Мы делаем всё, чтобы поддержать Кировский район. У нас завершается благотворительный марафон: деньги уже частично перевели. Поставили задачу помочь бюджетной сфере, сфере образования. Хотим оснастить библиотеки, школы, пополнить книжные фонды, оказать методические консультации. Один сельский округ мы хотим благоустроить по нашему белгородскому стандарту, создать социальный кластер. Миллионов 100-120 на это затратим. Фонд «Поколение» Андрея Владимировича Скоча принял решение обеспечить автомобилями всех участковых уполномоченных Кировского района, плюс выделить автомобили всем сельским главам и на районный уровень, кроме того, планируется поставить два современнейших санитарных автомобиля. Сейчас идут закупки.

Крым должен стать центром притяжения. Туда должны ехать за здоровьем. Крым должен стать центром рекреационных и образовательных услуг. У Крыма большое будущее.

Кроме того