Новости

Интервью Губернатора Белгородской области Евгения Савченко газете «Комсомольская правда»

11 ноября, среда

Евгений Савченко - рекордсмен по срокам пребывания на посту губернатора. Дважды назначался, четырежды избирался. И, по последним опросам, входит в тройку самых эффективных региональных лидеров России. Его называют белгородским Лукашенко. 22 года назад он встал у руля региона и за это время вывел его в лидеры по уровню жизни населения и динамике производства. Чему можно поучиться у Белгородчины - Савченко рассказал «КП».

- Сейчас все говорят, что нам надо отечественное развивать. Вы же еще много лет назад такую задачу поставили?

- Наша маленькая область производит сегодня 1600 тысяч тонн мяса. Много это или мало? В 90-м году мы произвели где-то 240 тысяч тонн. То есть увеличили объемы в семь раз. И эту программу развития мы начали задолго до того, как «птица счастья» клюнула нас в одно место. Еще в начале нулевых у меня было устойчивое ощущение, что то, что случилось сейчас, обязательно произойдет. Мы развивали производство заранее и не прогадали. Сейчас наши сельхозпроизводители, переработчики чувствуют себя комфортно. В прошлом году они получили прибыли 44 млрд. руб. В этом году, думаю, получат не меньше.

- Мы доказали, что можем выращивать свои фрукты, овощи, развивать животноводство. Но нам все равно приходится закупать семена и генетический материал из-за границы...

- К сожалению, первичный материал значительной части нашей сельхозпродукции завозим из-за рубежа. Попали в зависимость и по семенам зерновых, сахарной свекле. Я знаю, что птицеводы, например, объединяются и под руководством Минсельхоза разрабатывают проект импортозамещения в генетике. Все для того, чтобы создать собственные породы птиц. Но это недешевое удовольствие. И требуется время, конечно.

- То есть санкции вовремя появились? Или рано или поздно мы все равно пришли бы к этой ситуации?

- Если бы санкции были чуть пораньше, тогда бы мы успели кое-что сохранить. А так есть процессы, которые уже необратимы. И надо все начинать сначала. Ведь раньше как говорили? Мол, зачем заниматься сельским хозяйством? Мы и так все купим. А сейчас прозрение наступило.

- А кто-то в России, кроме вас, еще занимался селом целенаправленно и многие годы?

- Многие. Но дело в том, что уже есть перепроизводство. Скажем, та же птица. Мы в этом году произведем 5,5 млн. тонн. В советские годы и 3 млн. не было.

- А как же экспорт?

- А кто нас там ждет?

- Государство не помогает рынки искать?

- Когда-то были у нас торговые представители при каждом посольстве. Но их фактически упразднили. Сейчас правительство спохватилось и снова начинает организовывать представительства, чтобы нашу продукцию продвигать. Не только сельское хозяйство, но и машиностроение. Есть что двигать на экспорт.

- Сельскому хозяйству вообще необходима господдержка?

- Если бы господдержки не стало нигде в мире, тогда была бы настоящая конкуренция. А так у нас уровень поддержки в 50 раз меньше, чем в Европе. Поэтому наши производители фактически конкурируют не с европейскими фермерами, а с целым Евросоюзом.

- А не сдохнет сельское хозяйство без господдержки?

- Наоборот, мы все начнем платить за продукт его реальную цену. Цена продовольствия в Европе, конечно, может подняться. В 1,5 - 2 раза - не знаю. Но мы будем зато конкурентоспособны. И затраты на производство будут у нас меньше. И наш товар, такой же качественный, будет легко продаваться на европейских рынках.

- Белгородчину российской Европой называют. Говорят, местные чуть ли не все в коттеджах живут.

- Это наша региональная идея, чтобы люди жили на земле. В текущем году мы сдаем миллион пятьсот квадратных метров жилья. Из них примерно 85% - индивидуального. В 10 тысячах коттеджей или усадебных домов в этом году справят новоселье. Если считать, что в доме живут вчетвером - это 40 тысяч человек. Я считаю, что 3/4 россиян должны жить в собственных домах. А четверть - в городах. А сейчас выходит наоборот.

- А во сколько в среднем обходится такой дом семье?

- Допустим, вы житель области. Фактически вы получаете бесплатно 15 соток земли. За пакет документов придется заплатить около 50 тысяч руб.

- А земля нормальная?

- Земля - самая лучшая вокруг Белгорода. Максимум 25 - 30 км. В программе участвуют еще и Старый Оскол, Губкин. Когда даем человеку участок, подписываем соглашение, что застройщик берет на себя ответственность в течение 5 лет построить дом. А мы обязаны обеспечить его газоснабжением, электроэнергией, водоотведением и подъездной дорогой.

- А если человек не выполнит свои обязательства?

- Бывали и такие случаи. Кстати, не так уж мало. Подумаешь, не рассчитал силы, что-то случилось или передумал. Тогда он просто освобождает этот участок и все.

- А бывало, что человек с помощью этой программы дом построил, а потом взял и перепродал его в три раза дороже?

- А этот момент предусмотрен в договоре. Продать можно. Но тогда он должен вернуть в бюджет или ипотечной корпорации рыночную стоимость земли (до миллиона рублей) и затраты на инженерное обустройство, а это тоже около миллиона рублей.

- А может программой воспользоваться житель Москвы?

- Три года проживете у нас, и вы имеете полное право.

- Наверное, люди из других регионов к вам рвутся?

- Если не учитывать Москву и Московскую область, то мы единственные из Центрального региона, где население с 90-го года увеличилось на 156 000 человек. В основном за счет приезжих. Раньше ехали из Казахстана, Средней Азии. Сейчас - с Украины. За последние 2 года приехало около 30 000 человек.

- Из восточной ее части?

- Не только. Украинцы - наши братья. И тем, кто получил гражданство, мы даем землю.

- Это хорошо для области?

- А что плохого? Хорошие люди приехали, специалисты, работящие, красивые, добродушные. Очень высокой квалификации. Они же приехали не только в города, но и в села, растеклись по области. Они скупают там дома. Живут нормально, работают. Вливаются в наши коллективы.

- А как вам удалось поставить заслон для другого типа миграции - из азиатских республик? В отличие от столичного региона Белгородчина в этом смысле уникальна...

- Ничего заградительного у нас нет. Мы не имеем права так делать и мы всем рады. Но наши работодатели, которые нуждаются в кадрах, выбирают тех, кто им понятнее, ближе по ментальности, с кем всегда можно найти общий язык.

- Такой подход сам по себе зародился или вы как-то побуждали в этом направлении?

- Нет, это решение именно самих белгородских работодателей.

- По поводу Украины. Как удается сохранять нейтралитет в этой непростой ситуации? Граница полусвободная...

- Мы сразу почувствовали напряжение. У нас 70 км от Белгорода - Харьков. Люди туда ездили и за покупками, в рестораны, магазины, к родственникам. Сегодня этого, к сожалению, нет. Прекратилось и все. Из соображения безопасности. Но общение на братском, дружеском уровне не прекращалось. Между нами и украинцами нет злобы. Я не знаю ни одного случая, чтобы кто-то из жителей Белгородской области плохо отозвался о приезжем украинце. Тем более к нам переезжают не только взрослые, но и около 5 тысяч детей. Из них 2 тысячи - дошкольного возраста. В этом году все пошли в детские сады.

- А у них статус беженцев?

- Разные статусы: беженцы, временного пребывания. И гражданство многие получают. Я вносил предложение, что если украинец пересек границу, решил проблему с жильем и работой, то ему надо тут же давать гражданство. Мы здесь один народ. Много русских приезжают из того же Донбасса. А мы им такую бюрократическую волокиту устраиваем! Каждые три месяца они ездят на границу за новой печатью. Зачем?

- Можно ли вернуться к прежним отношениям, как вы думаете? Или вражда уже навсегда?

- Если конфликт на юго-востоке будет исчерпан, если мы протянем на высшем уровне друг другу руки, все придет в норму в течение нескольких месяцев. Думаю, что наше руководство все для этого делает. Люди в этом крайне заинтересованы. Прежде всего обычные граждане.

- Есть мнение: одна из главных проблем в стране - это земли, которые простаивают. Собственники нахапали в свое время плодородные куски, а сейчас там бурьян...

- В Белгородской области нет сегодня пустых земель. Идет борьба за землю даже. И это характерно не только для нашей области, но и для всех черноземных. А насчет «захапали»... Нужно придерживаться такой схемы. Являешься крупным собственником земли и не используешь ее? Отдай другому. Или правительство изымет по цене приобретения.

- Вы, кстати, когда строите коттеджные поселки, как с собственником земель расходитесь?

- Мы еще в начале 2000-х выкупили эту землю для градостроительных нужд и сельхозпроизводства. Потратили 2 млрд. руб. и выкупили 600 000 га. Благодаря этому у нас десятки тысяч людей построились. И крупные сельхозпредприятия стали появляться тоже по этой причине. Как говорил Петр Аркадьевич Столыпин, у кого земля, у того и власть. Вон в Израиле самое эффективное сельское хозяйство, хотя пустыня. А все почему? Вся земля в госсобственности!

- В Амурской области 98% земли в муниципальной собственности. Ничего не двигается все равно.

- Потому что еще очередь не дошла. Амур - это будущая сельскохозяйственная Мекка. Я знаю, что сейчас туда заходят крупные инвесторы. Скоро там будет самая дорогая земля. Они будут производить где-то 2 - 3 миллиона тонн сои. На всю страну. Там можно, кроме сои, и кукурузу выращивать, производить свинину. Все как в Айове.

- А что вы думаете про программу бесплатного гектара на Дальнем Востоке?

- Интересная программа. Но надо сказать: «Мы вам даем гектар земли, к которому подведем дорогу, воду, газ, электроэнергию, мобильную связь и интернет». Если вот такую землю начнут раздавать, туда даже из Москвы поедут. Но для этого надо вложиться. А на гектаре, где кусты растут, что можно сделать?

- Кризис по вам ударил?

- Белгородская область не сырьевая. В основном у нас аграрный комплекс, продовольственный, строительный, машиностроительный. Темпы экономического роста сегодня не минусовые. Промышленный рост за 9 месяцев составил 4% к уровню прошлого года. Сельское хозяйство - 7%. Зарплата хоть и повысилась на 7%, но реальные доходы упали из-за инфляции. Но дергаться сейчас не надо. Надо выждать аккуратненько, красиво. И не нужно привязываться к нефти. Кризис - для одних кризис, а для остальных - прекрасное время для новых возможностей.

- Коррупция насколько критична для страны? Или сейчас тот уровень управляемой коррупции, который способствует экономическому росту?

- Есть и такие мнения. Мне ближе Ли Куан Ю (премьер-министр Сингапура. - Ред.), который победил коррупцию. У него было два метода. Первый - хорошие зарплаты для чиновников. Второй - мощный репрессивный аппарат. Уличили в коррупции - конфискация полностью твоего имущества. У нас этого нет. Надо вводить. Даже не для того, чтобы наказать коррупционера. А чтобы другим неповадно было. На этом все право построено - учить других на примере тех, кто допустил правонарушение. Тотальная конфискация имущества у коррупционеров по решению суда была бы хорошим сигналом, который заставит всех задуматься.

- Что лежит в основе наших бед?

- Причина неустройства - в нашем духовно-нравственном кризисе. Вот здесь корень всех наших проблем. Мы должны все выстраивать иначе, и начинать надо с детей. Их надо воспитывать в совершенно иной духовно-нравственной атмосфере. В СМИ - ужас, страх, стрельба, кровь. Разве можно в такой атмосфере растить ребенка? Уровень агрессии в обществе у нас не снижается. И вот это главная проблема.

- У нас есть манера внутренние российские проблемы конвертировать во внешние. Пропаганда этот градус нагнетает.

- Главное - внутри себя агрессию, борьбу утихомирить. Внутри собственного дома, поселения, области, внутри страны. Давайте займемся избой! Своей собственной российской избой. У нас колоссальные возможности, чтобы в течение небольшого времени заняться этой важной работой. Чтобы мы жили в более-менее достойном и справедливом обществе.

- Как думаете, в отдельной области можно справедливое общество построить?

- Провозглашать можно. До идеала всегда путь длинный. Совершенства никто никогда не достиг и не достигнет. Но к нему надо стремиться.

Кроме того