Новости

Стенограмма выступления Губернатора Белгородской области  Е.С. Савченко на областной научно-практической конференции «О биологизации земледелия в Белгородской области»

15 апреля, пятница

Вступительное слово Губернатора Белгородской области Е.С. Савченко:

Уважаемые друзья!

Сегодня, я считаю, у нас исторический день, потому что разговор пойдет на весьма важную тему. В отчете о социально-экономическом развитии Белгородской области в 2010 году, с которым я выступил перед Белгородской областной Думой, мной был обозначен один из главных стратегических приоритетов, была высказана стратегическая задача дальнейшего развития нашей области – перевод всего земледелия и сельского хозяйства Белгородской области на биологический путь развития.

Поставить задачу, как говорили умные люди, - это 50 процентов решения вопроса. Считаю, что поставить задачу в данном случае – это не 50 процентов, это доля процента. Все остальное, поскольку это очень важная, тонкая, содержательная тема - нам предстоит решить, в том числе и в ходе научно-практической конференции. Это и составление рабочих планов, и программ переподготовки, учебы специалистов отрасли, где-то - отказ от стереотипов, приобретение новых знаний, выстраивание практических действий. Мы будем вести речь не о каких-то новых вещах, а о том, что нам уже хорошо знакомо. Кто-то, может быть, уже эффективно использует эти знания в практической деятельности. Однако мы будем вести речь о новой системе, которая начинается с перестройки нашего земледелия, потому что это - основа.

Почему возник данный вопрос? Давайте посмотрим на состояние плодородия наших почв, черноземных почв. 100-150 лет назад, когда наши почвы были плодородными, они содержали главный показатель плодородия - гумус - то депо, где откладывается плодородная сила земли, - на уровне 12-15 процентов. Это не так уж давно было, во времена известного геолога и почвоведа Докучаева Василия Васильевича. Сегодня содержание гумуса составляет 2-3 процента, в исключительных случаях – 5 процентов, не более того. То есть плодородная сила земли у нас снизилась где-то в 3-5 раз. Кроме того, мы теряем не просто гумус, мы теряем почвенный покров из-за того, что ежегодно и даже в этом году тонны, тысячи тонн чернозема просто смывались и продолжают смываться, плюс эрозия почвы – за счет талых вод, за счет дождя, за счет смыва и так далее.

Если раньше, во времена Докучаева, получали зерно пшеницы с содержанием клейковины до 60 процентов, то сегодня этот показатель составляет 15-18 или, может быть, в какой-то год - 22 процента, и такое зерно мы считаем высококачественным. По своим хлебопекарным свойствам, по питательной ценности оно в 3-4 раза хуже того зерна, которое собирали наши предки 100 лет назад. Раньше, чтобы получить необходимые питательные вещества, человеку, условно говоря, нужно было съесть один кусок хлеба, на сегодняшний день - 4-5 кусков. А разве это польза для организма? Это не польза, это скорее вред, потому что мы этим хлебом больше нагружаем организм, свою систему пищеварения. Все эти годы, занимаясь повышением плодородия почв, мы его теряли и продолжаем терять. Мы его теряем, применяя интенсивные технологии, интенсивную обработку, химические удобрения, пестициды. Я бы даже сказал – теряем за счет применения высокопродуктивных, высокогенетических сортов и видов. Казалось бы, что все эти вещи, сами по себе отдельно взятые, несут позитивный элемент повышения урожайности, но в совокупности своей они несут деструктивное начало – снижение плодородия почв, основы нашего существования.

Мы сегодня с почвы берем 6-7 тонн сухого вещества в год в виде урожая или в виде пожнивных остатков, а оставляем 2, максимум 3 тонны в виде корневых остатков, а также внесения навоза. То есть дефицит составляет 2-3 тонны, ученые могут лучше определить эту цифру, плюс выгорание почвы за счет сжигания растительных остатков - все это приводит к деградации почвенного плодородия.

Если докучаевский чернозем образно можно представить в виде мужика-крестьянина – здорового, сильного, жизнерадостного, который очень крепок телом и духом, то сегодняшний чернозем – это больной человек, который уже питается не естественной пищей, а лежит под капельницей. Образно говоря, капельница – это минеральные удобрения. Вот так бы я образно представил тот чернозем и сегодняшний чернозем. Какой чернозем, какая земля – такие и мы с вами. Здесь органическая связь. Поэтому здоровье людей сегодня значительно хуже, чем оно было 100-150 лет назад, когда они питались естественной пищей.

Ученые подсчитали, что органическая масса микроорганизмов, бактерий, грибов, членистоногих, насекомых на одном гектаре в докучаевский период составляла примерно 10 тонн на гектар, причем эта масса, как ее называют ученые, – биота, постоянно возобновлялась. Сегодня она составляет где-то 1-2 тонны на гектар. Ее практически не осталось. Почему? Потому что не поступает питание. Мы берем больше, чем оставляем. Нет питания, нет биоты, а значит не вырабатываются питательные вещества для растений - углекислота, благодаря которой вместе с солнечным лучом начинается жизнь на земле. В зернах производятся простейшие углеводы в виде глюкозы. Выход один – мы должны оставлять почве больше сухого вещества, чем получаем из нее, а это 8-10 тонн. Вот тогда все станет на свои места. Все придет в гармоничное состояние.

Для того, чтобы ежегодно оставлять 10 тонн сухого вещества на 1 гектаре, мы должны ввести в севооборот многолетние травы, сидеральные культуры, мы должны ввести в нашу практику посевы поукосных промежуточных, пожнивных культур и оставлять их. Мы должны не сжигать ничего на своих полях. После уборки урожая мы должны оставлять все растительные остатки на полях. И, конечно, мы должны грамотно вносить те органические удобрения, которые производим. Мы должны изменить систему обработки почвы, максимально минимизировать давление на нее – стремиться к нулевой обработке почвы. И тогда на одном гектаре мы будем получать те же 6-8 тонн сухого вещества в виде урожая, тогда у нас заработает биота, тогда ее появится не 1,5-2 тонны, а 8-10 тонн на 1 гектар. Она будет перерабатывать сухое вещество, полностью обеспечивать наши культурные растения микроэлементами, питательными веществами, углекислотой. И тогда будет полный круговорот питательных веществ с минимальным применением минеральных удобрений. Тогда почва сама начнет бороться с сорняками и так далее. Плюс нам надо еще оставлять хороший структурный поверхностный слой в виде мульчи. Тогда у нас и появится избыток питательных веществ в почве для живых организмов, который будет депонироваться в специальных складах почвы. Специальный склад – это гумус, который будет не уменьшаться, а ежегодно - на сотые доли, на десятые доли процента - увеличиваться.

Вот такая задача стоит перед нами. Задача чрезвычайно важная со всех точек зрения. С точки зрения здоровья человека, человечества. С точки зрения нашего духовного состояния, наших физических сил, нашего мироощущения, мировосприятия, мировоззрения. Вот тема сегодняшнего разговора. Она и биологическая, и научная, и философская, и социальная, и политическая, но сегодня обсуждается только ее научная основа и план практических действий, которые мы должны принять для решения проблемы плодородия почв в течение ближайших лет. Мы должны стать на этот путь, который займет годы. Думаю, что 5-10 лет достаточно, чтобы почувствовать реальные результаты проделанной работы. Тем более, у нас есть для этого уникальные условия.

Мы забежали немного вперед с развитием животноводства в силу объективных причин. И правильно сделали, здесь нет никакой стратегической ошибки, а напротив – это стратегически выверенный курс. Сегодня мы получаем массу полезного биологического материала в виде отходов животноводства - свиноводческие стоки, отходы крупного рогатого скота, птицеводства. Имея такой колоссальный положительный ресурс, мы должны его использовать, чтобы интенсифицировать процесс восстановления плодородия наших почв - вот задача. Что нужно сделать, какие действия предпринять, по каким направлениям обеспечить бюджетную поддержку? Это предстоит обсудить сегодня и начинать действовать.

Здесь присутствуют ученые, практики, специалисты сельскохозяйственного производства, руководители агрохолдингов, руководители сельскохозяйственных предприятий, главы местного самоуправления городов и районов области, руководители управлений сельскохозяйственного производства – все те, от кого зависит решение данной задачи. Место проведения конференции тоже неслучайно – в сельскохозяйственной академии всегда принимались очень правильные, выверенные решения.

Практические выводы конференции, обозначенные Губернатором Белгородской области Е.С. Савченко:

Что хотелось бы сказать в качестве заключения.

Вот здесь поступил вопрос: «В зернопропашных севооборотах с 50-процентным участием многолетних трав происходит интенсивное использование калия, частично фосфора. Для возобновления этих элементов, для последующего севооборота необходимо внесение минеральных удобрений. Каким образом этот недостаток восполнять в биологической системе земледелия?» Разве кто-то сказал о запрещении минеральных удобрений или использования гербицидов в почве? Нет, конечно. Нам нужно просто стать на путь биологизации и этот путь сам за год покажет, от каких удобрений следует отказаться, а какие применять и в каких дозах, от каких пестицидов отказаться. Сам биологический подход будет диктовать нам степень применения химических средств защиты растений и минеральных удобрений, а то, что она пойдет на снижение, я в этом абсолютно не сомневаюсь. Это практика. Мы лет 15 назад ездили в Полтавскую область, сельскохозяйственное предприятие «Обрий» («Горизонт»), которое возглавляет Герой Украины Семен Спиридонович Антонец. И вот они 2-3 десятка лет используют биологический путь - не применяют вообще удобрений и гербицидов, устойчиво получая 50 центнеров с гектара, свеклы 500 центнеров, ну и все, что необходимо для производства кормов. На самом деле таких примеров всё больше.

Биологизация земледелия – для всех: и технологически сильных, и технологически слабых, для всех, кто хочет быть конкурентоспособным, кто хочет быть сильным, здоровым, крепким. Биологизация сельскохозяйственного производства, в частности, земледелия – это хозяйственная модель, где полностью используются ресурсы растительного и живого микробного мира, природы и интеллекта. Если мы начнем просто использовать наши ресурсы, но не вложим интеллект, не организуем грамотный системный подход, ничего не получится.

Какие практически выводы вытекают из сегодняшнего разговора. Первое: мы должны увидеть с высоты полета все сельскохозяйственные угодья Белгородской области и четко их зонировать. Примерно 200-250 тысяч гектар пашни должны быть засеяны смесями многолетних трав. Туда в ближайшие 5, а может даже 10 лет, мы даже с зерновыми культурами не должны подходить. Таким образом, мы должны пролечить эти земли. Вернуть им былое плодородие. Мы полностью обеспечены семенами многолетних трав для того, чтобы этот посев был проведен. Если кто-то купит семена по рыночной цене, мы компенсируем эту стоимость. Затем эти многолетние травы можно использовать в качестве зеленого корма для крупного рогатого скота, для заготовки сенажа, у кого нет крупного рогатого скота - выращивайте сено и реализуйте в тюках на рынке. У нас 50 тысяч коров в частном секторе - реализуйте для других сельскохозяйственных предприятий, реализуйте за пределы области. Если бы у нас в прошлом году, условно говоря, произвели 100 тысяч тонн сена в упаковке, то это был бы самый ходовой, самый выгодный товар и в Татарстане, и в Поволжье, где угодно. Засуха у нас будет каждый год в том или ином регионе, значит, этот рынок будет востребован. В Америке вообще существует рынок сена, сенажа. Там тот, кто занимается молочным животноводством, занимается исключительно молоком, а не производством кормов. Для него фермер или группа фермеров производит корма, сено в упаковках завозит, продает ему. Так и у нас должно быть, здесь уже экономика должна диктовать.

Мы отталкиваемся от того, что 200-250 тысяч гектар должны быть выделены и засеяны в течение этого и будущего года. Можно организовать на них пчелопарки. Пожалуйста, на более крутосклонных землях, включая не только крутосклонные пашни, но и естественные сенокосы, пастбища, можно высевать деревья – акацию и медоносы. Вчера мы рассматривали на «малом» правительстве такой проект по Прохоровскому району и убедились, что в Прохоровском районе можно около 10 тысяч гектар отвести под пчелопарки. Это тоже затраты, но они окупаются. Это интересная работа. Мы сегодня производим меда около 5 тысяч тонн. Если мы пойдем по пути организации пчелопарков на десятках тысяч гектар по области, мы сможем производить меда порядка 15-20 тысяч тонн. Представляете, сколько людей на территории Белгородчины получат работу, средства к существованию, свою экономическую перспективу? Мы должны увидеть эти земли и перспективу их использования. Сюда хорошо вписывается проект «Зеленая столица», в части сплошного облесения. Мы поставили задачу - произвести сплошное облесение на территории почти 200 тысяч гектар, то есть, лесной массив, который у нас имеется в 250 тысяч гектар, будет практически удвоен.

Следующий подход в части биологизации сельскохозяйственных угодий: мы должны внимательно посмотреть на наши естественные луга и пастбища, их общая площадь тоже приближается к 300 тысячам гектар. Считаю, что сегодня они не востребованы и не могут быть востребованы в полном объеме. Когда у нас в области было 350-400 тысяч коров и соответствующее количество крупного скота, когда у нас было почти полмиллиона голов овец – тогда что-то вытаптывалось, что-то съедалось – была мощнейшая антропогенная нагрузка на эти земли. Сегодня такой нагрузки нет. С одной стороны - это плохо, с другой стороны – хорошо, потому что мы можем часть этих земель - около ста тысяч гектар, выделить, «законсервировать», придать особый статус для последующего их самовосстановления в течение нескольких лет. Родники там сразу откроются, потому что вода будет протекать, а не скатываться, как сегодня она скатывается с голых бугров. Появится растительный покров, медоносы, пчелы – жизнь появится.

Следующий проект – это организация первичного промышленного семеноводства, производства семян многолетних трав, крестоцветных культур, медоносов. Мы готовы выделять порядка 500 миллионов рублей на его реализацию. Для широкого травосеяния, траволечения в год необходимо производить до 12 тысяч тонн семян. Общая сумма их стоимости составляет около 500 миллионов рублей. Департамент агропромышленного комплекса будет покупать необходимое количество семян по рыночной стоимости и предоставлять землепользователям по максимально низкой цене, практически бесплатно.

Севообороты. Классический севооборот. Первое поле – зерновые, зерновые с подсевом донника. По области примерно остается до миллиона гектаров, которые пригодны для интенсивного использования, выращивания зерна и пропашных культур - это классический севооборот, это все земли с уклоном до 3 градусов, а их у нас порядка 800 тысяч гектар. Вот на них должен быть примерно такой севооборот: яровые зерновые с подсевом донника и многолетних трав. Второе поле – это многолетние травы и донник на сидераты, потом по ним сеются озимые, а после озимых пожнивно сеются крестоцветные культуры, сидераты. И пропашные культуры – сахарная свекла, подсолнечник или что-нибудь другое. Вот он, классический севооборот наш - это в 80 процентах случаев для многоотраслевых хозяйств, для зерновых компаний. Прекрасный севооборот для того же «Русагро», только четвертое поле у них будет занято, в основном, сахарной свеклой. Второе поле используется или под многолетние травы на кормовые культуры для молочных хозяйств, или используется так же, как в случае с «Русагро», компанией «Приосколье» или любым агрохолдингом, который занимается молочным животноводством – донник на сидераты. Или другой набор культур на сидераты используется после озимых.

Мы здесь подсчитали, что в целом севообороте ежегодно на 1 гектар этой севооборотной площади минимум 8 тонн сухого вещества остается биоте, которая находится в почвенном слое и работает на будущий урожай. Ее тоже надо кормить, управлять растительными остатками. Для этого же севооборота должен быть разработан план внесения свиноводческих стоков. Их можно, наверное, вносить по сидератам, начиная с апреля месяца и, может быть, до июля без рыхления почвы на глубину 5-8 сантиметров. Отцвел донник. Поработали пчелы. По 100 килограмм меда собрали. Донник для вас заготовил минимум 200 килограмм азота. Если подсчитать стоимость меда, которую вы получите и азота, который уже внесен, его не надо покупать, то это - минимум 30 тысяч рублей на гектар дохода. Дальше третье поле. Перед посевом озимых культур используем донник на сидераты, интенсивно вносим навозные стоки. Четвертое поле. После уборки пропашных культур, начиная с сентября месяца и - сколько погода позволит. Вот такие планы технологического регламента должны быть узаконены и со стороны органов власти жестко контролироваться. Мы начали эту работу, в том числе, применяя систему спутниковой навигации ГЛОНАСС.

Для тех, кто занимается у нас молочным животноводством, другой севооборот - насыщенный многолетними травами, выводными полями и так далее. Точно такой же регламент должен быть подготовлен и для внесения органических отходов птицеводства.

Обработка почвы. Держим ориентацию на «no-till». Минимальная обработка почвы, которую практически все освоили - это промежуточный этап на пути к «no-till» – нулевой обработке почвы.

Следующее направление. У нас каждая сельскохозяйственная компания должна развивать собственные, корпоративные научные исследования, в том числе в области биологизации земледелия. Создавать собственные инновационные центры, можно их назвать институтами. На Западе 3-5 человек – это уже институт. У них есть небольшая лабораторная база, компьютерное оснащение и они работают по определенной проблеме. Интересует вас, например, такое направление, как генетическая независимость, хотите получать собственные кроссы в свиноводстве – ставьте эту задачу, выделяйте деньги, и мы уже завтра будем торговать этим инновационным продуктом. Хотите какой-то селекционный материал в растениеводстве получить – делайте это. Какие-то исследования в биологизации земледелия – ставьте задачу. Люди у нас есть. Творческая молодежь есть. Поэтому здесь у нас должен быть выработан четкий план действий. Этим вопросом будет заниматься областной департамент агропромышленного комплекса, кадровой политики. В наших крупных сельскохозяйственных компаниях должны быть десятки инновационных центров. Таким образом, мы становимся и на инновационный путь развития. Биологизация – это глобальный инновационный проект. Он состоит из тысячи небольших проектов и все они - инновационные.

Мы должны внимательно посмотреть на программу подготовки специалистов в нашей сельскохозяйственной академии. Я бы приветствовал, если бы у нас появились десятки новых кафедр. Например, кафедра no-till – нулевой обработки почвы. Привлекайте практиков. Учите детей тому, что завтра будет конкурентоспособным. Вы много в этом плане делаете. За последние годы вы прошли большой путь, но не останавливайтесь.

Последнее имеет практический смысл – это поджоги растительных остатков. Главы районов, городов должны отработать систему недопущения, профилактики возгораний, наказания поджигателей, которое должно быть публичным, чтобы другим было неповадно. Вот алгоритм действий. Тот, кто совершает поджоги – совершает преступление перед нашим будущим, перед человечеством.

Я считаю, дорогие друзья, что сегодня состоялся очень интересный, предварительный разговор. Итогом его должно стать, на мой взгляд, следующее представление о земле. В последнее время нас одолевает гордыня, мы считаем, что земля является нашей собственностью, а на самом деле мы - собственность земли, мы - ее дети. Я считаю, этот главный урок мы должны усвоить и совсем иначе посмотреть на то, что мы делаем с нашей матушкой-землей. Наши действия будут строго прагматичными, иногда - жесткими в отношении тех, кто будет идти по пути деградации земледелия, высасывания последних остатков сил у этого образного мужика, который сегодня лежит у нас под капельницей и что-то пытается произвести. Мы должны этого мужика, имя которого - плодородие, поставить на ноги, сделать его сильным. Для этого, я считаю, у нас есть все ресурсы.